Главная \ Библиотека \ Афанасий Никитин \ "Хождение за три моря", 1 часть

"Хождение за три моря", 1 часть


Полный рассказ Афанасия Никитина о своем путешествии из Твери в Индию в 1466-1975 годах на современном русском языке 
 

Предисловие 

Большинство историков сходятся во мнении, что путешествие Афанасия Никитина началось весной 1466 г. и продлилось около 8 лет. Во время этой поездки автор вел дневник, который стал первым в Российском государстве описанием не паломничества в дальние края, а коммерческого тура. Оригинал хранится в архиве Троицко-Сергиевского монастыря. Рукопись в усеченном варианте внесена в Летописный свод 1489 г., продублирована в Софийской II и Львовской летописях.

Лавра
Троице-Сергиева лавра, основанная в 1337 г. в Сергиевом Посаде  

Начинается произведение так, как было принято среди древнерусских писателей - с молитвы. Афанасий Никитин этим подчеркнул серьезную цель своего рассказа.

Серым цветом в тексте обозначены мои дополнения. 

Благодаря этой информации и тщательно подобранных фотографий, картин, гравюр и карт, Вы узнаете о геополитической ситуации в то время, и лучше поймете смысл слов и среду, в которой оказался наш купец и путешественник. Мне было интересно узнать, как Афанасий произносил известные сегодня географические названия, поэтому я привожу их со слов автора, как и несколько выражений. 

Читать записки в оригинале не просто. Ниже я привожу отрывок самого начала записок на древнерусском - языке автора. Затем начинаю с того же места, но в переводе на современный русский. Значительные отличия, не так ли? 

"Хоженіе за трі моря"

Хожение

"За молитву святыхъ отецъ наших, господи Ісусе Христе, сыне божій, помилуй мя раба своего грѣшнаго Афонасья Микитина сына. Се написах грѣшьное свое хоженіе за трі моря: прьвое море Дербеньское, дорія Хвалитьскаа; второе море Индѣйское, дорія а Гондустаньскаа; третье море Черное, дорія Стемъбольскаа. Поидохъ отъ святаго Спаса златоверхаго съ его милостью, от великого князя Михаила Борисовичя и от владыкы Генадія Твѣрьскыхъ, поидох на низъ Волгою и приидохъ в манастырь къ святѣй живоначалной Троицп и святымъ мученикомъ Борису и Глѣбу; и у игумена ся благословивъ у Макарія братьи; и с Колязина поидох на Углечь, со Углеча на Кострому ко князю Александру, с ыною грамотою. И князь великі отпустилъ мя всея Руси доброволно. И на Плесо, въ Новъгородъ Нижней к Михаилу къ Киселеву к намѣстьнику и къ пошьлиннику Ивану Сараеву пропустили доброволно".

А вот этот же фрагмент в рукописи, переписанной в XV веке с оригинала.

Записки

 

 "Хождение за три моря"

Афанасий Никитин

За молитву святых отцов наших, господи Иисусе Христе, сыне божий, помилуй меня, раба своего грешного Афанасия Никитина сына. Написал я грешное свое хождение за три моря: первое море Дербентское, море Хвалынское (два названия Каспийского моря), второе море Индостанское (Аравийское), третье море Черное, Стамбульское. Пошел я от святого Спаса Златоверхого (кафедральный собор в Твери), с его милостию, от великого князя Михаила Борисовича (правил в Твери в 1461-1485) и от владыки Геннадия Тверского (епископа) и от Бориса Захарьича на низ Волгою. Придя в Калязин и благословись у игумена монастыря святой Живоначальной Троицы (Макарьевский Троицкий монастырь) и святых мучеников Бориса и Глеба (юные сыновья великого князя киевского Владимира Святого, умерщвленные в 1015 г. по приказу Святополка) с братьею, пошел на Углич, а с Углича на Кострому, к князю Александру с другой грамотой великого князя (Тверского), и отпустил меня свободно. Также свободно пропустили меня и на Плесо в Нижний Новгород к наместнику Михаилу Киселеву и к пошлиннику Ивану Сараеву.

Тверь
Речной вокзал в Твери; население города 425 тыс. 

Василий Папин тогда уже проехал, а я ждал еще в Новгороде две недели татарского ширван-шахова посла Хасан-бека. Он ехал от великого князя Ивана с кречетами, а их у него было девяносто. И поехал я с ним на низ Волгою. Проехали свободно Казань, Орду (ставку хана), Услан, Сарай (сегодня - Ленинск, 60 км от Волгограда), Берекезан (в дельте Волги).

Панин - посол, отправленный великим князем московским Иваном III ко двору царя государства Ширван Фаррух-Ясара. Ширван - это часть территории сегодняшнего Азербайджана. Хасан-бек - ширванский посол, который был послан в ответ ко двору Ивана III в Москву. Азербайджанцев тогда еще не было, и Афанасий называет его татарином. 

И въехали мы в Бузань-реку (приток Волги). Тут нам повстречались три поганых татарина и сообщили ложные вести, будто в Бузани стережет купцов хан Касим (султан, внук золотоордынского хана Кучук Мухаммеда, жил в 1423-1460) и с ним 3 тыс. татар. Ширван-шахов посол Хасан-бек дал им тогда по однорядке и по куску полотна, чтобы они провели нас мимо Астрахани (у Никитина - Азътархан и Хазъторохань, у персов - Хаджи-Тархан). Татары же по однорядке взяли, а весть подали астраханскому царю. Я покинул свое судно и перешел с товарищами на судно к послу. Поехали мимо Астрахани. Хождение за три моря, а месяц светит. Царь нас увидел, а татары кричали нам: "Не бегите!". А мы того не слыхали ничего. А плыли мы на парусах. И царь послал тогда за нами всю свою орду, и за грехи наши настигли нас на Бугуне (одна из мелей в устье Волги), застрелили у нас человека, а мы у них двух. Судно наше малое остановилось на езу (заграждение из хвороста для рыбной ловли), они взяли его и тотчас разграбили; а моя вся поклажа была на малом судне.

Ладья 

На фото копия русской ладьи (тавы) "Русич", на которой плавал Афанасий Никитин. В 2011 г. братья Синельники совершили на ней кругосветное путешествие в честь русского героя: sinelniki.ru  

Большим же судном мы дошли до моря и встали в устье Волги, сев на мель. Татары тут нас взяли и судно назад тянули до еза. Здесь они судно наше большое отобрали, взяв также и четырех русских, а нас отпустили ограбленными за море. Вверх же они нас не пропустили для того, чтобы мы не подали вести. И пошли мы к Дербенту (в Дагестане, на Каспии, Афанасий был здесь в начале 1467 г., путь от Астрахани до Дербента по морю около 500 км и продолжался 24 дня) в двух суднах: в одном судне посол Хасан-бек с тазиками (на Руси так называли таджиков и иранцев) да нас, русских, всего 10 человек, а в другом судне 6 москвичей, да 6 тверичей, да коровы, да корм наш. На море нас захватила буря. Малое судно разбило о берег, а тут есть городок Тарки (Махачкала), а люди вышли на берег, и пришли кайтаки (жители княжества Кайтак) и людей же с него поймали всех.

Волга
Путь Афанасия Никитина из Твери до Каспийского моря по Волге составил почти 3200 км.

Когда мы пришли в Дербент, то оказалось, что Василий пришел благополучно, а мы пограблены. И бил я челом Василию Папину и ширван-шахову послу Хасан-беку, с которым пришли, чтобы они просили о людях, пойманных кайтаками под Тарки. И Хасан-бек хлопотал; он ездил на гору к Булат-беку, который послал скорохода к ширванша-беку с известием, что русское судно разбило под Тарки и что кайтаки поймали людей с него и разграбили их товар. И ширванша-бек тотчас отправил посла к своему шурину Халиль-беку, князю кайтакскому: что судно-де мое разбило под Тарки, и твои люди, придя, людей поймали, а товар их пограбили, и ты бы, ради меня, людей ко мне прислал и товар их собрал, потому что те люди посланы ко мне; а что тебе нужно будет от меня, и ты ко мне пришли, и я тебе, своему брату, за то не постою, только бы ты отпустил их ради меня свободно. И Халиль-бек тотчас отослал всех людей свободно в Дербент, а оттуда послали их к ширван-шаху в орду его койтул (ставку хана в Баку или Шемахе).

Мы также поехали к ширван-шаху в койтул и били ему челом, чтобы он нас пожаловал, чем нам дойти до Руси. И он нам не дал ничего, так как нас было много. И мы, заплакав, разошлись кто куда: у кого было что на Руси, и тот пошел на Русь; а кто был должен там, тот пошел, куда глаза глядят; другие же остались в Шемахе, а иные пошли работать в Баке (Баку).

Дербент 

На фото Дербентская крепость Нарын-кала строилась с VI века - самая старая цитадель на территории России, входит в список наследия ЮНЕСКО 

А я пошел в Дербент, а из Дербента в Баке, где огонь горит неугасимый (нефть). А из Баке пошел за море в Чапакур, да тут и жил, в Чапакуре 6 месяцев, да в Сари, в Мазандаранской земле (север Ирана) жил месяц. А оттуда пошел к Амолю и тут жил месяц; а оттуда - к Демавенду (свинцовый рудник), а из Демавенда - к Рею (старейший город Ирана, упомянутый впервые в конце XVI века до н. э.; был разрушен в конце XII века, в 1794 г. на его месте возник Тегеран), тут убили шаха Хусейна Алеевых детей и внучат Мухаммедовых и он их проклял так, что 70 городов развалилось (придание о разрушении Рейи, которое шииты рассматривали как кару божью за мученичество имама Хусейна). А из Рея пошел к Кашану (центр производства художественной керамики в Иране) и тут был месяц; а из Кашана к Наину (222 км южнее), а из Наина к Йезду (170 км южнее) и тут жил месяц.

Кашан
Мавзолей Мохаммада Хилал ибн Али - внука пророка Мухаммеда в Кашане

Йезд
Остатки древней деревни Кхаранак в провинции Йезд

А из Йезда (центр шелкоткачества) к Сирджану (350 км южнее), а из Сирджана к Таруму (?), где фуниками (финиками) кормят домашний скот, батман (мера веса на Кавказе и в Средней Азии; отличается в разных странах) по 4 алтына (старинные три копейки). А из Тарума пошел к Лару, а из Лара к Бендер-Аббас. И тут есть пристанище Гурмызьское (Старый Ормуз до XIV располагался на берегу, потом переместился на остров) тут же есть Индейское море, а парьсейскым языком Гондустаньская дория (на персидском языке Индийское море). И оттуда идти морем до Ормуза 4 мили (1 морская миля = 1,25 км). Ормуз - пристань большая, со всего света люди тут бывают, всякий товар тут есть; что в целом свете родится, то в Ормузе все есть. Пошлина же большая: ей всякого товара десятую часть берут. Ормуз находится на острове, и море наступает на него всякий день по два раза. Выше я не все города назвал - много городов великих. Велик солнечный жар в Ормузе, человека сожжет. А в Ормузе был месяц и пошел оттуда после Великого дня, в Фомину неделю, за Индийское море в таву (индийское название легкого морского судна, навигация на котором была возможна только с сентября по апрель) с коньми. 

Ормуз
Ормуз на гравюре Ф. Хогенберга 1572 г.

У Афанасия везде пишется "Хормуз". С начала XIII века до XV века Ормуз оставался конечным пунктом в торговом пути из Китая и Индии. То же самое можно сказать о пути из Европы. Поэтому Ормуз стал важнейшим морским портом, где осуществлялась перевалка товаров. Боевых коней доставляли в Ормуз из золотоордынских степей, а элитных (транспортных) лошадей из Йемена и Омана. Далее они шли на продажу в Индию, где лошадей не разводили, но они были крайне востребованы. Огромный спрос на лошадей в XV-XVIII веках наблюдался в Виджаянагарском королевстве, шедшему к пику величия во времена Никитина. Обосновавшись в Гоа в 1510 г. и нападая на арабские суда в Аравийском море, Португалия быстро лишила арабов этого бизнеса и единолично поставляла лошадей с захваченного у персов Ормуза напрямую в Гоа, а затем в Виджаянагару (Хампи). Купцы покупали лошадей на их родине в Золотой Орде по 55 дирхемов (9 динаров или 117 г серебра) за голову. Затем лошадей гнали караванными путями к Ормузу до 6 тыс. особей в одном караване. На каждого купца приходилось по 100-200 коней. Из Ормуза лошади морем доставлялись в Индию, где с купцов взимали пошлину: с мусульман 2.5%, а с немусульман - 10% стоимости коней. В Индии же обычные татарские лошади продавались в 11 раз дороже первоначальной цены. На лучших лошадей цена доходила до 500 динаров и выше (от 6,5 кг серебра). Таким образом, доходы купцов были очень велики. Афанасий Никитин, как видно из его рассказа, повез из Ормуза в Индию жеребца. В XIII веке в Индию из персидской провинции Фарс ежегодно вывозилось до 10 тыс. коней. Средняя стоимость коня определялась в 22 золотых динаров (200 дирхемов). В XVI веке, по данным итальянцев Вартемы и Чезаре Федериче, привозной конь в Индии стоил от 300 до 1000 дукатов. Индийские цари Виджаянагара временами старались при помощи морских разбойников препятствовать ввозу боевых коней в порты, принадлежавшие мусульманским царям Бахманидам (Чол и Дабул).

И шли мы морем до Мошката (Маскат - порт в Омане, 550 км от Ормуза) 10 дней; а от Маската до Дега (не ясно где это, может Гвадар) 4 дня; а от Дега к Кучьзряту, а от Кучьзрята к Камбею; тут родится индиго и лакха, от Камбея к Чювилю.

Афанасий Никитин имеет ввиду какой-то порт в Гуджаратском султанате (1407-1573), скорее всего остров Диу. Государство откололось от Делийского султаната после нашествия Тамерлана. В это время достигает наивысшего могущества.

Камбей (сегодня Камбат) в XIV-XV веках являлся крупным морским портом на территории Гуджаратского султаната. Порт ежегодно посещали до 350 кораблей. Главными вывозимыми товарами были хлопчатобумажные и шелковые ткани, соль, сердолики и натуральные красители индиго и лакх.
 

Чювиль, Чаул (сегодня Чол) - порт южнее сегодняшнего Мумбаи - перевалочный пункт в торговле южной и северной Индии друг с другом. Находился в составе Бахманийского султаната. 

Мы пошли в седьмую неделю после Великого дня, а шли до Чювиля в таве 6 недель морем (видимо, имел ввиду путь от Ормуза до Чола, около 2500 км, потому что от Камбея до Чола около 500 км).

И есть тут Индийская страна, и люди ходят все голые: голова не покрыта, груди голы, волосы в одну косу плетены (значит - немусульманки). Все ходят брюхаты, детей родят каждый год, и детей у них много. Мужи и жены все черны. Куда бы я ни пошел, так за мной людей много - дивятся белому человеку.

Афанасий Никитин

А князь их - фата на голове (кусок легкой ткани на любой части тела, но в русский язык фата вошла как платок), а другая - на бедрах; бояре у них ходят - фата на плече, а другая - на бедрах; княгини ходят - фатой плечи обернуты, а другой - бедра. Слуги же княжие и боярские - фата на бедрах обогнута, щит да меч в руках, а другие с копьями, или с ножами, или с саблями, или с луками и стрелами. И все голые, босые и сильные. А женки ходят с непокрытой головой и голыми грудями; мальчики же и девочки ходят голыми до 7-ми лет, и срам у них не покрыт.

Из Чола пошли сухим путем до Пали (50 км на восток) 8 дней, то индуистские города; а от Пали до Умри 10 дней (345 км), а от Умри до Джуннара (235 км) 6 дней. И живет здесь джуннарский Асад-хан, Меликтучаров холоп (наместник Мухаммед-шаха III); говорят, что он держит от Меликтучара 7 тем (тьма на тюркском 10 тыс.). А Меликтучар имеет 20 тем; в течение 20 лет он бьется с кафирами.

Кафирами мусульмане называли представителей другой веры. Терпимость была лишь к христианам и иудеям, как обладающим писанием, переданным через пророков Моисея, Иисуса. К индуистам и парсам (огнепоклонникам; религия в Иране до прихода ислама в IХ веке) относились строже. Были толерантны к ним, только если они подданные мусульманского государства и платят налог за веру. В теории Кафиры от рождения на завоеванных мусульманами землях должны были уничтожаться, но на практике становились рабами. Войны часто велись между феодалами-мусульманами и феодалами-индуистами. Мусульмане совершали набеги ради захвата рабов, представителей индуистской веры.


То его побьют, то он их часто побивает. Хан ездит на людях (на носилках); много у него и слонов, и коней добрых. Много также у него людей - хорасанцев, а привозят их из Хорасанской земли (северо-восточная область Ирана) или из Орабаньской, Орапской земли (Аравийского полуострова), или из Туркменской и Чагатайской (в XIII-XV веках обычное название Средней Азии, Чагатайское государство - нынешние Узбекистан, Таджикистан, юго-восточная часть Казахстана, Синьцзян в Китае - образовалось после смерти Чингис-хана), привозят их все морем в тавах.

И привез я грешный, жеребца в Индийскую землю, дошел же до Джуннара благодаря богу здоровым, стоило мне это сто рублей. Зима у них началась с Троицына дня (50-й день после Пасхи, июнь), а зимовали мы в Джуннаре, жили 2 месяца; в течение 4 месяцев, и днем и ночью, всюду была вода и грязь. Тогда же у них пашут и сеют пшеницу, рис, горох и все съестное. Вино же у них приготовляют в больших орехах кокосовой пальмы, а брагу - в татне (род растения)
Коней кормят горохом и варят для них кичирис (рис) с сахаром и маслом; рано утром дают им еще рисовые лепешки. В Индийской земле кони не родятся; здесь родятся волы и буйволы. На них ездят и товар иногда возят, все делают.

Город Джуннар находится на каменном острове, который никем не устроен, а сотворен богом; один человек подымается на гору целый день, дорога тесна, двоим пройти нельзя. В Индийской земле гости останавливаются на подворьях, и кушанья для них варят господарыни; они же гостям и постель стелют, и спят с ними. Хочешь иметь с той или иной из них тесную связь - дашь два шетеля, не хочешь иметь тесной связи - дашь один шетель; ведь это женка, приятельница, а тесная связь даром - любят белых людей.

Аджанта
Пещерный буддистский монастырь Джуннара I-III веков

Дхармасала ("Дом благочестия" или "Приют для путников") устраивался между двумя деревнями. Пришедшего в этот дом путника индийский староста допрашивал, отбирал оружие, запирал на ночь и приказывал сторожить. Такие дома строили также в Средней Азии и Иране. Именно по их примеру Делийский султан Шер-шах (1539-1545) открыл до 1700 подворий по дорогам Северной Индии. Рабы прислуживали путникам, но проституции в мусульманских домах не было. Путника там не спрашивали кто он и откуда, ему предоставляли бесплатно помещение и пищу до 3 дней.

Зимой у них люди ходят: фата на бедрах, а другая по плечам, третья на голове. А князья и бояре надевают тогда на себя портки, сорочку и кафтан, и у них же фата по плечам, другою опоясываются, а третьей обертывают голову. "Аллах, аллах акбар, аллах хакк, аллах керим, аллах рахим" ("Бог, бог величайший, бог истина, бог благой, бог милосердный", - молитва Афанасия в радостный момент).

И в том Джуннаре хан взял у меня жеребца (согласно мусульманскому праву, немусульмане не должны были ездить верхом на лошадях, а только на ослах, мулах, верблюдах. Хотя на практике это правило соблюдалось не всегда и не везде, но в данном случае оно послужило предлогом). Когда же он узнал, что я не бесерменин (немусульманин), а русский, то сказал: "И жеребца отдам и тысячу золотых дам, только прими веру нашу Мухаммедову, если же не примешь нашей магометанской веры, то и жеребца возьму и тысячу золотых на твоей голове возьму" (мог быть продан как раб; иноверец, прибывший из немусульманских стран по делам в индийское мусульманское государство пользовался покровительством закона в течение года, после чего он должен был либо уехать, либо принять ислам, либо сохранить свою веру, но стать гражданином этого государства; в противном случае он подлежал обращению в рабство. На практике это правило чаще всего не соблюдалось, но давало повод властям для действий когда это было нужно). И учинил мне срок 4 дня, на Спасов день, в пост Пресвятой Богородицы. И господь бог смилостивился на свой честный праздник, не лишил меня, грешного, своей милости и не повелел мне погибнуть в Джуннаре с нечестивыми. В канун Спасова дня приехал хорасанец хозиначи Мухаммед (имел ввиду "старца", "господина", "сановника" - эпитет, присваивавшийся в XV веке гражданским чиновникам, духовным лицам, уважаемым купцам; от персидского слова "ходжа" в искаженной татарской форме "хозя" произошло русское "хозяин"), и я бил ему челом, чтобы попросил обо мне. И он ездил к хану в город и уговорил его, чтобы меня в веру не обращали; он же и жеребца моего у него взял. Таково господне чудо на Спасов день. Итак, русские братья-христиане, кто из вас хочет идти в Индийскую землю, тогда ты оставь свою веру на Руси и, призвав Мухаммеда, иди в Индостанскую землю.


Меня обманули псы-бусурмане: они говорили про множество товаров, но оказалось, что ничего нет для нашей земли. Весь товар белый только для бусурманской земли. Дешевы перец и краска. Некоторые возят товар морем, иные же не платят за него пошлин. Но нам они не дадут провезти без пошлины. А пошлина большая, да и разбойников на море много. А разбивают все кафиры, не христиане и не бусурмане (индусы); молятся они каменным болванам, а Христа не знают.

И из Джуннара вышли в день Успения Пречистой (28 августа) к Бидару, большому их городу, и шли месяц; а от Бидара до Кулунгира (Камалапер?) 5 дней, а от Кулунгира до Кульбарги (Калабураги) также 5 дней. Между этими большими городами много других городов, каждый день встречалось по 3 города, а в другой и по 4; сколько ковов, столько и городов. От Чола до Джуннара 20 ковов (на самом деле 185 км), а от Джуннара до Бидара 40 ковов (на самом деле 460 км), а от Бидара до Кулунгира 9 ковов, и от Бидара до Калабураги тоже 9 ковов (на самом деле 115 км)


Ков - древнеиндийская мера длины. Афанасий Никитин считал, что "в кове 10 верст". Вероятно, он округлял цифры. У него получается 1 ков равен то 9,25 км, то 11,5 км, то 12,7 км, то 10,8 км. В среднем получалось практически точно 1 ков = 10 верст = 10.7 км. На самом деле я восторгаюсь точностью подсчетов больших расстояний в ту эпоху. Видимо, Афанасий узнал значения от местных жителей и переводил в родные версты.

Калабураги (Гулбарга) - в 1347-1425 годах столица Бахманийского султаната (1347-1526). Столица была перенесена в Бидар и оставалась ею до ликвидации султаната. Город расположен на высоте 700 метров над уровнем моря в центре Деканского плоскогорья площадью около 1 млн. км². Население Декана на севере говорит на языках индийской системы, а именно - маратхи на северо-западе (язык бидарцев), ория - на северо-востоке, в центре и на юге говорят на языках дравидийской системы. Бидар десятилетиями оставался крупным торговым центром. Здесь продавались индийские и привозные рабы, шелковые ткани, лошади, металлические изделия. В городе в 1478 г. открылось медресе (высшее училище) с большой библиотекой.

Бахманийское

В Бидаре происходит торг на коней и на товар: на камки (хорошо известная на Руси парча - шитая золотая цветная шелковая ткань), на шелк и на всякий другой товар; можно купить на нем также черных людей (рабов дравидской южноиндийской расы). Другой купли здесь нет. А товар их весь индостанский. Съестной же - все овощи. На Русскую землю товара нет. Люди все черные и все злодеи, а женки все бесстыдные; повсюду знахарство, воровство, ложь и зелье, которым морят господарей.

Князья в Индийской земле все хорасанцы (хорасанцами в Индии называли всех мусульман неиндийского происхождения, пришлых князей) и все бояре также. А индостанцы все пешие, ходят быстро, и все наги и босы, в одной руке имеют щит, в другой - меч. А иные слуги ходят с большими и прямыми луками да стрелами. А бои у них все на слонах, а пеших пускают вперед; хорасанцы же на конях и в доспехах и кони, и сами. Слонам же к хоботу и к клыкам привязывают большие мечи кованые, весом по кентарю (мера веса, различная для разных местностей от 50 кг и выше), одевают их в булатные (из особой стали) доспехи и делают на них городки; а в каждом городке находится по 12 человек в доспехах, с пушками и стрелами.


Первое упоминание об огнестрельном оружии на мусульманском Востоке встречается в 1378 г. В 60-70-х годах XV века пушки были уже в употреблении на большей части Индии до границ Виджаянагарской империи, что и привело к падению последней. Пушки доставлялись из Западной Европы, большей частью венецианцами, морским и караванным путем.

Есть у них одно место - гробница шейха Алаеддина (шейх Ала ад-Дин, мусульманский святой) в Алянде (Аланд), где однажды в году устраивается базар, куда съезжается вся Индийская страна торговать и торгуют там 10 дней. От Бидара 12 ковов (на самом деле 130 км). А приводят коней, до 20 тыс. продают, и всякий другой товар свозят. В Индостанской земле это лучший торг; всякий товар продают здесь и покупают на память шейха Алаеддина, на русский праздник Покрова Святой Богородицы.

Аланд - город в 45 км к северо-западу от Калабураги. В XV веке здесь на ярмарке продавались лошади - очень дорогой товар в центральной Индии. Это притягивало сюда богатых людей. Вероятно, здесь Афанасий ожидал увидеть и рынок алмазов, чтобы поведать важные новости. Есть версия, что царь Иван III Васильевич поставил путешественнику главную цель в Индии - найти место, где добываются алмазы. Афанасий узнал, что это место называется Коилконда (Голконда, сегодня часть Хайдарабада), что в 135 км от Бидара. Но сама Голконда являлась лишь рынком, где алмазы продавались и покупались. Копи находились близ реки Кистна (или Кришна), по которой проходила граница с Виджаянагарским королевством. Здесь были найдены самые известные алмазы Кохинур, Дерианур, Хоупа, Регента, Низам, Санси, Флорентиец и самый большой алмаз в мире Великий Могол. Смотрите фото алмазов на этой странице.

Есть на том Аланде птица гукук, она летает ночью и кричит; на которую хоромину она сядет, то тут человек умрет; а кто захочет ее убить, тогда у нее изо рта огонь выйдет. А мамоны ходят ночью и хватают кур; живут они в горе или в каменьях. Обезьяны же живут в лесу, и есть у них князь обезьяньскый, да ходить ратию своею (речь о царе обезьян Сугриве и его полководце Ханумане, оба были союзники героя царевича Рамы из эпоса "Рамаяна"; у индуистов Хануман почитается как одно из божеств). И если кто их обидит, тогда они жалуются своему князю, и он посылает на того свою рать. И обезьяны, напав на город, дворы разрушают и людей побивают. Говорят, что рать у них весьма большая и язык у них есть свой; детей они родят много, но, которые родятся не в отца и не в мать, тех бросают по дорогам. Тогда индостанцы их подбирают и учат всякому рукоделью, некоторых же продают, но ночью, чтобы они не смогли убежать назад, а некоторых учат подражать лицедеям (дрессируют).

Филин

Ночная зловещая птица по индийским поверьям - филин. Звучит на языке урду "гхукху". Ее почти не увидишь даже в ареоле обитания. В Индии же птица появляется чрезвычайно редко. Хищник выглядит сурово, громко кричит, появляется из неоткуда, так как никогда не живет рядом с человеком. Поэтому вполне понятно мистическое отношение индийцев к филину.

С мамонами сложнее. Кого имел ввиду Афанасий неизвестно. Может переписчик упустил пару букв. Н
а хинди "мамун" - "змей", но змея не ходят. На монгольском "манул" - "дикий кот", но он не водится в Индии. 

Весна здесь наступила с Покрова Святой Богородицы (14 октября). Через две недели после Покрова восемь дней празднуют шейху Алаеддину. Весна длится 3 месяца, и лето 3 месяца, и зима 3 месяца, и осень 3 месяца. В Бедери же их стол Гундустану бесерменьскому. Город этот велик, и людей в нем много (ошибочно Афанасий считал Бидар столицей мусульманской Индии, тогда как город был центром царства Бахманидов. Столицей более мощного Делийского султаната (1206-1526) во время путешествия Никитина был Дели).  

Салтан у них молод, всего 20 лет, а управляют князья и бояре - хорасанцы, воюют также все хорасанцы. Афанасий говорит о юном бахманидском султане Мухаммед-шахе III. Он вступил на престол в 9-летнем возрасте в 1463 г. и правил до 1482 г. Временно от имени юноши руководил государством визирь Махмуд Гаван (ниже о нем будет сказано подробнее).

Династия Бахманидов правила в период 1347-1525 годы. Государство Бахманиев, как называл его Никитин, образовалось при следующих обстоятельствах. Первые набеги мусульман на земли плато Декана фиксируются в конце XIII века. Племянник делийского султана Джелал-ад-дина Фируз-шаха (1290-1296) воинственный Ала-ад-дин Мухаммед (делийский султан в 1296-1316) завоевал большую часть Декана, овладев важным городом Деогири (Даулатабад). Этот город всего лишь на 2 года превратился в столицу Делийского султаната пока вода вдруг не исчезла из города. Столицей султаната Ахмаднагар город оставался чуть дольше - 15 лет, с 1620 г. Туристам, отправляющихся к знаменитым пещерам Эллоры и Аджанты (поистине чудес Света) рекомендую заехать в 
крепость Деогири

Даулатабад
Крепость Деогири (Даулатабад)

Завоевание Декана мусульманами было закончено при Мухаммаде II ибн Туглаке (1325-1351). По реке Кистне (Кришне) проходила граница мусульманской Северной Индии и индуистской - Южной. На юге Индостана сложилось индуистское Виджаянагарское царство, которое стало следствием добровольного объединения всех южно-индийских княжеств в ответ на агрессию мусульман. Народными восстаниями представителей индуизма в мусульманском Декане воспользовалась военно-феодальная знать из пришлых тюрков, афганцев и хорасанских персов. Они провозгласили царем Декана афганца, полководца Хасана Гангу (Зафар-хана, Ала-ад-дин-шаха), бывшего вольноотпущенного раба. Царь воспользовался древней легендой и возвеличил себя происхождением от полумифического древнего персидского царя Бахмана. Потому новая династия получила имя Бахманидов. Столицей феодального государства с 1429 г. стал Бидар. Их царство делилось на четыре главных области: Даулатабад, Гулбарга, Берар и Бидар. Руководящей политической силой в царстве была мусульманская военно-феодальная знать из пришельцев-иноземцев - тюрков, афганцев, персов, реже арабов и абиссинцев, продолжавших и в XV веке прибывать морем целыми племенными группами на службу к бахманидским царям, а также из знати местного происхождения. Между этими двумя группами в XV веке велась упорная борьба за влияние при дворе и за власть. Царство Бахманидов вело постоянные войны с индуистскими государствами - Виджаянагаром, Телинганой, Ориссой. Эти войны ложились тяжелым бременем на крестьянство. На рубеже XV и XVI веков Бахманидское царство стало распадаться. Из него образовалось пять мусульманских феодальных государств: Берар, Биджапур, Ахмеднагар, Бидар и Голконда. Но желание победить Виджаянагарскую империю было так велико, что в 1565 г. они объединили усилия, разбили индуистское войско и захватили столицу Виджаянагар (Хампи).

Есть здесь хорасанец Меликтучар, боярин, так у него рати 200 тыс. А у Мелик-хана - 100 тыс., а у Харат-хана 120 тыс. А у многих же ханов рати по 10 тыс. С султаном рати выходит 300 тыс. (цифры по сравнению с данными Феришты сильно преувеличены).

Меликтучар и есть ходжа (или визирь) Махмуд Гаван, перс, потомок старинной чиновной фамилии. Во время встречи с Афанасием Никитиным ему было примерно 65 лет. После гонений в Персии на его семью занялся караванной торговлей. В 1455 г. оказался в Индии. Будучи широко образованным человеком, в Бидаре получал придворные посты. От Хумайюна Махмуд получил почетный титул "мелик-ат-туджжар" - "старшина купцов" (у Афанасия Никитина "меликтучар"). Пока султан был юн, его мать поручила управление государством двум визирям тюрку Ходжа-и Джехану и персу Махмуду Гавану. Своего коллегу Гаван приказал убить в 1463 г. и принял всю полноту управления государством. Под его руководством было закончено покорение области Телингана, были завоеваны Конкан и индийские княжества Малабарского берега, пиратские флоты которых наносили большой ущерб морской торговле мусульманских государств Индии с Ираном, Аравией и Египтом; от царства Виджаянагарского были отняты важный порт на Малабарском берегу Гове (Гоа) и крепость Белгаум. Гаван был за централизацию власти. В связи с этим проводил реформу, опираясь на пришлых сановников, придворных и военачальников из афганцев, персов и тюрков. Местная мусульманская знать вела борьбу, прикрываясь разногласиями двух основных течений ислама шиитского и суннитского. Во главе этой группы стоял мелик Хасан Бахри. Местная элита смогла убедить возмужавшего Мухаммед-шаха III в предательстве Махмуда Гавана. Последнего обезглавили в 1481 г. Это сведения индо-персидского историка Феришты. Такой поступок ослабил влияние правителя, так как Гавана очень уважали в султанате. Феодальная раздробленность только усилилась. Через 46 лет Бахманидское государство распалось. 

Притхвирадж Капур
Афанасий Никитин встречается с Махмудом Гаваном в исполнении актера Притхвираджа Капура

Земля весьма многолюдна; сельские люди очень бедны, а бояре богаты и роскошны; носят их на серебряных носилках и водят перед ними до 20 коней в золотых сбруях; и на конях же за ними 300 человек, да пеших 500 человек, да трубников 10, да литаврщиков 10 человек, да свирельников 10 человек. Султан же выезжает на потеху с матерью и с женой, да с ним на конях 10 тыс. человек, да пеших 50 тыс. А слонов водят 200 человек, наряженных в золоченые доспехи (животное покрывалось парчой, а боевые слоны облачались в булатные доспехи или стальные латы, иногда золоченные; железная цепь во рту царского слона препятствовала коням и людям приблизиться к царю). Да перед султаном идет 100 человек трубников, да плясунов 100 человек, да коней простых 300 в золотых сбруях, да обезьян за ним 100, да наложниц 100, и все юные девы.

В султанов двор ведет семеро ворот
(крепость Бидара), а в воротах сидит по сто сторожей да по сто писцов-кафиров: одни записывают кто войдет, другие - кто выйдет; чужестранцев же во дворец не пускают. А дворец его очень красив, всюду резьба да золото, и последний камень вырезан и очень красиво расписан золотом; да во дворце же разные сосуды.

Город Бидар стережет по ночам тысяча человек, поставленных градоначальником, и ездят все на конях, в доспехах и с факелами. Жеребца своего я продал в Бидаре, а издержал на него 68 футупов (южноиндийская монета золотая или серебрянная), кормил его год. В Бидаре же по улицам ползают змеи, длиною в две сажени (в Древней Руси было три десятка саженей от 150 до 284 см, какую имел ввиду Афанасий неизвестно). А в Бидар пришел из Кулунгира в Филиппово заговенье (пост в православии с 14 ноября по 24 декабря в честь памяти апостола Филиппа), а жеребца своего продал на Рождество. И пробыл я в Бидаре до великого заговенья. Тут познакомился со многими индийцами и объявил им, что я исаядениени ("Иса-динией" - "Иисусова вера", христианин), а не бусурманин, и имя мое Афанасий, по-бусурмански же хозя (ходжа) Юсуф Хорасани (мусульманское имя Афанасия Никитина; это может говорить о таких прочных связях русских купцов с хорасанцами, что они брали второе имя). Они не стали от меня таиться ни в чем, ни в еде, ни в торговле, ни в маназе ("намаз" - "молитва" 5 раз в день на арабском языке по установленным формулам и по возможности в мечети), ни в иных вещах; жен своих также не скрывали.

Я расспросил все о их вере, и они говорили: веруем в Адама (имел ввиду Ману, первочеловека в индуизме, как и Адам в иудаизме, христианстве, мусульманстве), а Буты, говорят, это есть Адам и весь его род. А вер в Индеи всех 84 (ответвления индуизма); а вера с верою ни пиеть, ни яст, ни женится (Афанасий смешивал с религиозными сектами индийские касты, когда представителям разных каст нельзя вместе ни есть, ни пить, ни жениться) и все веруют в Бута.


Слово "бут" - персидская форма арабского "будд". Буддизм был полностью вытеснен из Индии между VIII и XI веками, Афанасий никак не мог на пути познакомиться с буддизмом. Он услышал слово в мусульманской среде. Оно имело двоякое значение - и "буддист", и "идолопоклонник", и "язычник". "Бутпараст" - так мусульмане называли индуистов, считая их язычниками. 

В Бидаре пробыл я 4 месяца и сговорился с индийцами поити к Первоти (автор имел ввиду праздник в честь Парвати и ее супруга Шивы), то их Ерусалим, а по бесерменьскыи Мягъкат (Мекка), где их главное и
дольское капище бутхана (храм). Там же ходил с индийцами месяц до бутханы. Торг у бутханы 5 дней (базар во время индуистского праздника Шиваратри - "ночь Шивы")А бутхана (здесь: храм Шрипарвата) весьма велика, с пол-Твери.

Шрипарвата - храмовый комплекс, посвященный шиваитскому культу (линга) имел размер 190х150 метров, с оградой толщиной 1 метр и высотой до 4-х метров. Располагался на южном берегу реки Кришны, в 175 км к юго-востоку от Хайдарабада на территории Виджаянагарской империи у города Райчур.

Хампи Ачутарайя

Ограда каменная, и вырезаны на ней чудеса бутовы, всего вырезано 12 венцов, как Бут чудеса творил, как являлся индийцам во многих образах: первое - в образе человека; второе - человек, а нос слонов (бог Ганеша), третье - человек, а виденье обезьанино (бог Хануман); четвертое - человек в образе лютого зверя (Афанасий имел ввиду бога Вишну с 10 реинкарнациями, бога в виде обезьяны Ханумана - героя эпоса "Рамаяна", Ганешу - слоноголового сына Шивы). Являлся им всегда с хвостом, а хвост на камне вырезан с сажень. К бутхане на Бутовы чудеса съезжается вся индийская страна. Около бутханы бреются старые женки и девки и сбревают на себе все волосы; бреют также бороды и головы. После идут к бутхане; с каждой головы берут пошлину на Бута - по 2 шекшени (равна примерно двум динарам), а с коней - по 4 футы (?). А съезжается к бутхане всех людей тысячу леков, временами бывает 100 тыс. леков (мера счета лак до сих пор употребляется по всей Индии и означает 100 тыс., но Афанасий хотел тем самым сказать, что паломников было много). Бут в бутхане (бог в храме) вырезан из камня и весьма велик, хвост у него перекинут через плечо, а руку правую поднял высоко и простер, как царь Юстиниан в Царьграде.

Афанасий был под впечатлением статуи византийского императора Юстиниана I (527-565) в Константинополе, описанной паломником Стефаном Новгородцем в 1350 г.: "Стоит столп чуден велми, а по верху стоит Устиниан велик на коне; велми чуден, аки жив, в доспесех одеян срацинских, грозно видети его, а в руце держит яблоко злато велико, а на блюде крест, а правую руку от себя простер буйно на Срацинску землю к Иерусалиму". В 1453 г. османские турки снесли статую.

В левой же руке у него копье; а на нем нет ничего, только зад у него обвязан ширинкою, облик обезьяний. А другие Буты совсем голые, нет ничего, с открытым задом; а женки Бута вырезаны голыми и со стыдом и с детьми. А перед Бутом стоит вол очень велик (Нанди), а высечен он из черного камня и весь позолочен. Его целуют в копыто и сыплют на него цветы, на Бута также сыплют цветы.

Хойсалешвара
Бык Нанди - транспортное средство Шивы

Индийцы совсем не едят мяса: ни яловичины (говядины), ни баранины, ни курятины, ни рыбы, ни свинины, хотя свиней у них очень много. Едят же они 2 раза в день, а ночью не едят; ни вина, ни сыты (алкоголь) не пьют. С бусурманами не пьют и не едят. А еда у них плохая, и друг с другом не пьют и не едят, даже с женой (религия запрещает индуистам кушать в присутствии более низких каст или с иноверцами). Едят брынец (рис) да кичири с маслом (вариант индийского плова), да травы разные, а варят их с маслом и молоком (блюда масала или кари). А едят все правою рукою, левою же ни за что не возьмутся; ножа не держат, а ложки не знают. В дороге у каждого по горнцу (горшку) и варят себе кашу. А от бусурман скрываются, чтобы не посмотрел ни в горнец, ни в еду. Если же бусурманин посмотрел на еду, и индиец уже не ест. А когда едят, то некоторые покрываются платом, чтобы никто не видел. 

А молитва у них на восток, по-русски, подымают высоко обе руки и кладут их на темя, да ложатся ниц на землю и растягиваются по ней - то их поклоны. А когда садятся есть, то некоторые обмывают руки и ноги, да и рот прополаскивают. А бутханы же их без дверей и поставлены на восток; так же на восток стоят и Буты. А кто у них умрет, и тех жгут, а пепел сыплют на воду. А когда у жены родится дитя, то принимает муж; имя сыну дает отец, а дочери - мать. Добрых нравов у них нет и стыда не знают. Приходя или уходя, кланяются по-монашески, обе руки тычут до земли и ничего не говорят.


К Парвату же ездят на великое заговенье. А съезжаются все голыми, только на заду плат; и женки все голые, только на заду фата, а другие в фатах, да на шеях жемчуг и много яхонтов (сапфир - "синий яхонт", рубин - "красный яхонт", Афанасий Никитин проявляет специальный интерес к драгоценным камням и часто упоминает о них), на руках же золотые обручи и перстни, ей-богу. А внутрь, к бутхане ездят на волах, и у каждого вола рога окованы медью, да на шее около 300 колокольцев, а копыта подкованы. И тех волов зовут "отцами", а корову "матерью"; на их кале пекут хлеб и варят себе еду, а пеплом мажутся по лицу, по челу (шиваиты наносят три горизонтальные полосы на лбу, вишнуиты - три вертикальные) и по всему телу. Это их знаменье. В воскресенье же да в понедельник едят один раз днем. В Индии как малостоящее и дешевое считаются женки: хочешь знакомства с женкою - 2 шетеля; хочешь за ничто бросить деньги, дай 6 шетелей. Таков у них обычай. Кул и каравашь (рабы и рабыни) дешевы: 4 фуны - хороша, 5 фун - хороша и черна.   

Афанасий также упоминает цену от 5 до 10 танга "за голову", а за ребенка - по 2 танга. О дешевизне индийских рабов и рабынь, вследствие постоянного огромного притока пленников, угоняемых мусульманскими войсками из "кафирских государств" Индии, говорят многие авторы и приводят примерно такие же цены. Наложница стоила в три раза дороже служанки до 40 танга, за раба-работника от 10 до 15 танга, за красивого юношу от 20 до 30 танга. Ибн Батута в середине XIV века говорил, что рабыни в Дели продавались почти за бесценок. О размерах рабства в Индии XIV-XV веках ярко говорит такой факт - делийский султан Фируз-шах (1351-1388) при набеге только на один непокорный район Катер увел оттуда 23 тыс. пленников. Зачастую индийские рабы работали в больших ремесленных мастерских "карханэ" - "дом работ". В отличие от классического рабства, рабы в Индии чаще всего принадлежали государству или общине, могли иметь семью, учитывалась их варна или каста, согласно индуизму, рабынь было значительно больше, чем мужчин-рабов, и он были распределены по хозяйствам на большом расстоянии друг от друга, и в целом составляли меньшинство в обществе. Поэтому нет ни одного свидетельства о восстании рабов в Индии.  

Хампи, по пути
Индийские женщины под палящим солнцем на плантации перца чили, как и сотни лет назад

Из Парвата же приехал я в Бидар, за 15 дней до бусурманского великого праздника (Курбан-байрам). А Великого дня воскресения Христова (Пасхи) не знаю и гадаю по приметам: у христиан Великий день бывает раньше бусурманского байрама на 9 или 10 дней. Со мной нет ничего, никакой книги; а книги мы взяли с собой из Руси, но когда меня пограбили, то захватили и их. И я позабыл всю веру христианскую и праздники христианские: не знаю ни Великого дня, ни Рождества Христова, ни среды, ни пятницы. И среди вер я молю бога, чтобы он хранил меня: "Боже господи, боже истинный, боже, ты бог милосердный, бог творец, ты господь еси. Бог един, то царь славы, творец неба и земли". А возвращаюсь я на Русь с думою: "Погибла вера моя, постился я бусурманским постом. Месяц март прошел, и я месяц не ел мяса, заговел в неделю с бусурманами и не ел ничего скоромного, никакой бусурманской еды, а ел 2 раза в день все хлеб да воду, и с женкой связи не имел. А молился я богу вседержителю, кто сотворил небо и землю, и иного никоторого имени не призывал: бог творец наш, бог милосердный, боже, ты бог всевышний".


"Хождение за три моря", 2 часть