Главная \ Библиотека \ Афанасий Никитин \ "Хождение за три моря", 2 часть

"Хождение за три моря", 2 часть


А от Ормуза идти морем до Галата 10 дней, а от Галата до Дега - 6 дней, а от Дега до Моската - 6 дней, а от Маската до Гуджарата - 10 дней, а от Гуджарата до Камбея - 4 дня, а от Камбея до Чаула - 12 дней, а от Чаула до Дабула - 6 дней. Дабул же - это пристань в Индостане, последняя из бусурманских.

Камбей - сегодня Камбат, Чаул - Чол. Далее Никитин приводит данные о времени путешествия между портами со слов купцов, так как сам не плавал и не ходил сюда. 

Афанасий

А от Дабула до Каликута - 25 дней, а от Каликута до Силяна (Цейлона) - 15 дней, а от Силяна до Шабатской пристани идти месяц, а от Шабатской пристани до Певгу - 20 дней, а от Певгу до Чина да до Мачина идти месяц. И то все путь морем. А от Чина до Кытая идти посуху 6 месяцев, а морем идти 4 дня. Да украсит бог покров мой. 

Чин и Мачин - это области Южного Китая для мусульманских народов средневековья. Северный Китай они называли "Хатай", а Афанасий - "Кытай", "Кьттай". 

Дабул, сегодня Дабхол - в XV веке важный торговый порт на Малабарском берегу Индии у реки Вашисти, в 136 км к югу от Бомбея. Ко времени приезда Никитина в 1469 г. находился под властью Бахманидов на самой границе с индуистскими княжествами, поэтому он пишет "пристанище в Гундустани последнее бесерменьству". Уже после отъезда путешественника, через 3 года граница "области веры" была перенесена на 340 км южнее вплоть до Гове (Гоа). В 1508 г. Дабхол был разрушен португальским адмиралом Альмейдой, а в конце XVIII века о порте и вовсе забыли.


А Каликут есть пристань для всего Индийского моря, и пройти его не дай бог никакому кашти (кораблю), кто его минует, тот не пройдет по-здорову морем. А родится в нем пряное корснье (пряные корни) - перец, зеньзебиль (на арабском "зенджбил" - "имбирь"), мошкат (мускатный орех), калафур (корица), гвозникы (гвоздика), адряк (вид имбиря), да всякого коренья родится в нем много. И все в нем дешево; да рабы и рабыни очень хороши, черные.

Колекот, Лекот, Селеко, Каликут, а сегодня Кожикоде - знаменитый в XIII-XIV веках порт на юге Малабарского побережья. По словам Ибн Батуты, Каликут был одним из самых больших портов мира. Именно сюда прибыл Васко да Гама в 1498 г. из Лиссабона, таким образом совершив свое великое путешествие на кораблях. С трудом португальцы открыли здесь факторию, но не смогли закрепиться надолго (1512-1525). Сюда приезжали морем купцы из Цейлона, Йемена, Фарса, с Мальдивских островов и Явы, других стран. Ибн Батута подробно описывает суда, прибывавшие сюда из Кантона (Гуанчжоу) и других мест Китая.

Джонка 1871Китайская джонка, что на фото 1871 г., не изменилась с древних времен  

По словам персидского историка Абд ар-Раззака Самарканди (1413-1482), в Каликут приходило много торговых судов из Абиссинии и Зинджа (остров Занзибар в Восточной Африке), а также с берегов Красного моря. Иностранные купцы чувствовали себя здесь в полной безопасности. Торговое значение Каликута было подобно значению Ормуза. По словам португальского летописца, мореплавателя и офицера Дуарте Барбосы (1480-1521), до прихода португальцев в начале XVI века вывоз товаров из Каликута контролировался мусульманскими купцами. Из Каликута, Камбея и Чола корабли чаще всего шли в Ормуз, другие аравийские порты Красного моря и в Египет, игравший посредническую роль в торговле индийскими товарами с Западной Европой. Предметами вывоза были пряности, амбра (в древности верили, что это медицинский препарат), ревень (корень), драгоценные камни, жемчуг, хлопчатобумажные ткани, китайский фарфор, ценное дерево. Предметами ввоза из стран Передней Азии были медь, киноварь (источник получения ртути, как средства лечения сифилиса), серебро, золото, розовая вода (косметическое средство для лица), сафьян (мягкая кожа овец или коз для производства сапог), боевые кони. После захвата португальцами опорных пунктов на Малабарском берегу Индии в 1500-1520 годах и перехода в их руки морской торговли Индии с Европой, Средней Азией и Африкой торговля индийскими пряностями стала приносить им ежегодный доход до 3 млн. флоринов. Флорин - золотая монета, которая с 1252 г. впервые (если не считать античные времена) стала чеканиться в Европе, во Флоренции почти из чистого золота весом 3,5 г. Таким образом Португалия получала доход до 10,5 тонн золота в год. Но власти не вкладывали эти средства в должное развитие своей страны, потому к концу XVI века Португальская империя пришла в упадок. 

Гурмьз (Ормуз) - великая пристань. Люди всего света бывают в нем, есть здесь и всякий товар. Все, что на свете родится, то в Ормузе есть. Тамга же (с XIII века пошлина с товара в странах Передней Азии) велика, со всего берут десятину. А Камбаят (Камбей) - пристань всему Индийскому морю, и товар в нем, все делают алачи (персидская шелковая полосатая ткань) да пестряди (ткань из разноцветных ниток, тафта или миткаль), да кандяк (шерстяная грубая или хлопчатобумажная набойчатая ткань), да делают краску ниль (индиго, синяя краска), в нем же родится лакх (растение лек), лон (сложно точно сказать, что имел ввиду Афанасий, lanha - "кокосовый орех", "лон" - "соль", "лунг" - на урду "гвоздика", "лаун" - краска), ахык (сердолик). Дабыло (Дабул) - пристань весьма великая, и привозят сюда коней из Мисюр (на арабском "Миср" - "Египет"), Рабаст, Арабастаи (Аравии), Хорасан (Восточного Ирана), Туркустать (Восточного Туркестана - "страна тюрков", включая китайский Синьцзян) и Негостань ("Муг-астан" - Старый Ормуз, около острова Ормуз). Ходят посуху месяц до Бидара и до Кульбарга.

Ормуз
Шираз, Лар, Бендер-Аббас, Ормуз, Маскат - пункты которые посетил Афанасий Никитин

А Силян (Цейлон) же есть немалая пристань Индийского моря, а в нем на высокой горе Баба (отец) Адам. Да около него родятся каменье драгое, червьци (рубины или гранаты), фатисы (драгоценный камень для пуговиц), бабогури (белый агат), бинчаи (бензой, смола дерева стиракса бензойного с о. Суматра, использовавшаяся как благовоние и лекарство), хрусталь, сумбада (наждак, порошок из корунда и магнетита, применяемый для обработки мельничных жерновов, алмазов). Родятся также слоны, а продают их на локоть (по объему), да девякуши продают на вес ("девекуш" - с тюркского "страус" или "верблюжья птица", их завозили, так как, на Цейлоне они не водятся).

Цейлон у арабов, которые правили всей торговлей этого острова в Индийском океане со странами Передней Азии и с Китаем до прихода португальцев, назывался Сийялан. Отсюда вывозили драгоценные камни (рубины, сапфиры, аметисты, топазы), жемчуг, пряности, тростниковый сахар. Гора Серендиб - это пик Адама высотой 2262 метров. В XIII-XV веках она служила местом паломничества для буддистов, индийских христиан Малабарского берега и мусульман. Христиане и мусульмане почитали гору как первый пункт в мире, куда ступила нога первочеловека Адама после изгнания из рая. Буддисты же верят, что на этой горе находится след Будды Шакьямуни.

А Шабатская пристань Индийского моря весьма велика. Хорасанцам здесь дают тенгэ на день великому и малому (серебряная монета разной ценности и веса в разной местности, чаще всего равнялась 5-6 динарам). А кто здесь из хорасанцев женится, и шабатский князь дает тем на жертву по тысяче денег, да в жалованье дает, да на еду каждый месяц по 10 денег. А родится в Шабате шелк, сандал, жемчуг, и все дешево. Шабатская пристань - это, по всей видимости, Аракан - область в Мьянме. Подробное исследование провел кандидат исторических наук Листопадов в статье: vokrugsveta.ru/vs/article/1084/ 

Певгу - сегодня Пегу в Мьянме. В Пегу же пристань немалая, и живут в нем все дербыши индейскыя ("дервиши" у Афанасия - буддийские монахи, но на самом деле это были мусульманские аскеты-мистики). А родятся в нем драгоценные камни, яхонт (рубины). Продают эти камни дервиши. А Чинская же да Мачинская пристани весьма великие, и делают здесь фарфор, а продают его на вес и дешево.

А жены их со своими мужьями спят днем, а ночью они ходят к чужеземцам и спят с ними (форма проституции гостеприимства). Жены дают гостям жалованье и приносят с собой сладости и сахарное вино, кормят и поят ими гостей, чтобы их любили. Жены же любят гостей - белых людей, так как их люди очень черны. И у которой жены от гостя зачнется дитя, то се муж дает жалованье, и если родится белое, то тогда гостю пошлины 18 денег, а если родится черное, тогда ему ничего нет; а что пил да ел, то ему было законом дозволенное. 

Шабат же от Бидара 3 месяца, а от Дабула до Шабата 2 месяца идти морем. Мачин и Чин от Бидара 4 месяца идти морем. А делают там жемчуг высшего качества, и все дешево. А до Цейлона идти морем 2 месяца. В Шабате же родятся шелк, фарфор, жемчуг, сандал, слонов продают на локоть. В Цейлоне родятся обезьяны, рубины и кристаллы. В Каликуте родятся перец, мускат, гвоздика, фуфал (бетель - плод арековой пальмы, обладающий легким наркотическим свойством) и цвет (?). В Гуджарате родится индиго и лак, а в Камбее - сердолик. В Райчуре же родится алмаз, старой и новой копи (алмазы со старых рудников были гораздо ценнее). Райчур - город и область на юго-западе государства Бахманидов, часто переходившие из рук в руки из-за приграничного расположения с индуистским королевством Виджаянагар). Почку алмаза (на Руси мера веса для драгоценных камней = 2.13 г) продают по 5 рублей, а очень хорошего - по 10 рублей; почка же нового алмаза только 5 кеней (мелкая монета, 1/64 тенги), черноватого цвета - от 4 до 6 кеней, а белый алмаз - 1 деньга. Родится алмаз в каменной горе; и продают ту каменную гору (сдача в аренду бахманидским правительством), если алмаз новой копи, то по 2 тыс. золотых фунтов, если же алмаз старой копи, то продают по 10 тыс. золотых фунтов за локоть. А земля та султанова холопа Мелик-хана (вассала бахманидского султана Мухаммед-шаха ІІІ, о нем говорилось в 1-й части) и от Бидара 30 коков.

А что Шабат худы (евреи) считают своим, еврейским, и то лгут. Шабаитяне не евреи, не бусурмане, не христиане, у них вера, индийская. Ни с иудеями, ни с бусурманами не пьют и не едят, а мяса никакого не едят. Да в Шабате же все дешево, а родится там шелк и сахар, очень дешево. А в лесу у них водятся дикие кошки и обезьяны и по дорогам нападают на людей, так что из-за обезьян и диких кошек ночью у них по дорогам ездить не смеют.

А от Шабата идти посуху 10 месяцев, а морем 4 месяца на больших судах. У откормленных оленей режут пупы, так как в них находится мускус. А дикие олени сами роняют пупки в поле и в лесу, и из них выходит аромат, но не такой благоуханный, так как они не свежи.

Мускусная железа расположена на брюхе самца оленя кабарги, в которой содержится около 15 г. мускуса, используемого в восточной медицине и сегодня, а в Европе - в парфюмерии, как фиксатора запаха. 


В месяце мае встретил Великий день (Пасху, проходящую в воскресенье после первого полнолуния до весеннего равноденствия) в бусурманском Бидаре в Индостане. Бусурмане же встретили байрам в среду месяца мая, а заговел я месяца апреля в 1 день (последний день перед длительным постом). О, благоверные христиане, кто по многим землям много плавает, тот во многие грехи впадает и лишает себя христианской веры. Я же, рабище божий Афанасий, исстрадался по вере: уже прошли 4 великих заговенья и 4 Великих дня, а я, грешный, не знаю, когда Великий день или заговенье, не знаю, когда Рождество Христово и другие праздники, не знаю ни среды, ни пятницы (постные дни в православной церкви). А книг у меня нет (богослужебных, по которым можно было бы определить время наступления христианских переходящих праздников). Когда меня пограбили, то и книги у меня взяли. И я от многих бед пошел в Индию, так как на Русь мне пойти было не с чем, никакого товара не осталось. Первый Великий день встретил я в Наине, другой Великий день в Чепакуре в Мазандеранской земле, третий день в Ормузе, а четвертый Великий день в Бидаре, в Индии вместе с бусурманами. И тут я плакал много по вере христианской.

Согласно словам самого путешественника, рисуется следующая хронологическая последовательность его маршрута:

  • выезд из Руси - весна 1466 г.;
  • Пасха 1467 г. в Наине (скорее всего Чапакур, сегодня Чалус);
  • Пасха 1468 г. в Чапакуре (скорее всего Наин, Афанасий поменял города местами);
  • караванный путь от южного берега Каспийского моря через западный Иран до берега Персидского залива с весны 1468 до весны 1469 г.; 
  • Пасха 1469 г. в Ормузе;
  • морской путь Ормуз - Камбей и пребывание в Индии с весны 1469 г. до января или февраля 1472 г.;
  • морской путь из Индии в Ормуз; Пасха весной 1472 г. по пути в Маскате;
  • караванный путь от берегов Персидского залива до Трапезунда на южном берегу Черного моря - лето и осень 1472 г.;
  • возвращение на родину - осень 1472 г.

Афанасий Никитин
Олег Стриженов в роли Афанасия Никитина в кадре из кинофильма 1957 г. 

Афиша

Бусурманин же Мелик много понуждал меня обратиться в веру бусурманскую. Я же ему ответил: "Господин, ты совершаешь молитву, и я также совершаю; ты 5 молитв читаешь, я 3 молитвы читаю; я чужеземец, а ты здешний". Он же мне сказал: "Поистине, хотя ты и представляешься не бусурманином, но и христианства не знаешь". И впал я тогда во многие размышления и сказал себе: "Горе мне окаянному, потому что от пути истинного заблудился и другого не знаю, уж сам пойду. Господи боже, вседержитель, творец неба и земли, не отврати лица от рабища твоего, находящегося в скорби. Господи, призри и помилуй меня, потому что я твое создание; не отврати меня, господи, от пути истинного и настави меня, господи, на путь твой правый, потому что ничего добродетельного в нужде той не сотворил я тебе, господь мой, потому что дни свои прожил все во зле. Господь мой, бог покровитель, бог всевышний, бог милосердный, бог милостивый. Хвала богу! Уже прошли 4 Великих дня в бусурманской земле, а христианства я не оставил, а далее бог знает, что будет. Господи, боже мой, на тебя уповаю, спаси меня, господи, боже мой!" 

В бусурманской же Индии, в великом Бидаре, смотрел я на великую ночь: на Великий день Плеяды и Орион вошли в зорю, а Большая Медведица головою стояла на восток. На бусурманский байрам выехал султан на прогулку, и с ним 20 великих възыря (министра) да 300 слонов, наряженных в булатные доспехи с городками, а городки окованы. В городках же по 6 человек в доспехах, с пушками да с пищалями, а на великом слоне 12 человек. На каждом слоне по 2 больших знамени, а к клыкам привязаны большие мечи, по кентарю, к хоботам же привязаны тяжелые железные гири; да между ушей сидит человек в доспехах, а в руках у него большой железный крюк, которым он правит. Да выехало простых коней тысяча в золотой сбруе, да 100 верблюдов с литаврами, да 300 трубников, да 300 плясунов, да 300 ковре (юные женщины в гареме султана). А на султане кафтан, весь унизан яхонтами, да на шапке чичак (шлем) огромный алмаз, да золотой сагадак (на монгольском означает набор конника: седло, лук с налучьем и стрелы с колчаном) с яхонтами (старинное название рубинов и сапфиров
), да на нем же 3 сабли, окованы золотом, да седло золотое. А перед ним бежит кафир (индуист) и играет зонтиком, а за ним много пеших. За ним же слон выученный идет, наряжен весь в камку, с большой железной цепью во рту, и он отбивает ею людей и коней, чтобы не подступали близко к султану. А султанов брат сидит на золотых носилках, и над ним бархатный балдахин с золотой верхушкой с яхонтами. И несут его 20 человек. А махтум (государь) сидит на золотых носилках, а балдахин над ним шелковый с золотой верхушкой. И везут его на 4 конях в золотых сбруях. Да около него великое множество людей, а перед ним идут певцы и много плясунов. И все с обнаженными мечами и саблями, со щитами, с копьями да с луками, прямыми и большими; а кони все в доспехах, и на них сайдаки. Иные же идут все голыми, только плат на заду, стыд завешен. 

Луна в Бидаре стоит полная 3 дня. В Бидаре же нет сладких овощей. В Индостане сильного зноя нет; сильный зной в Ормузе да в Бахрейне, где родится жемчуг (острова в Персидском заливе, известные добычей жемчуга; захвачены португальцами в 1507 г.), да в Джидде, да в Баку, да в Египте, да в Арабстане, да в Ларе. Знойно и в Хорасанской земле, да не так. А в Чеготань (Чагатай в Средней
 Азии) очень знойно. В Ширазе же да в Йезде и в Кашане знойно, но бывает ветер. А в Гиляни очень душно и сильно парит, да и в Шамахе сильный пар. В Вавилоне (Багдаде) знойно, тоже в Хомсе и Дамаске. В Алеппо же не так знойно. А в Севастей губе и в Грузыньской земле на все большое обилие (Севастопольский залив и Грузия). И Торьская земля (турецкая) очень обильна. В Волошской земле (Валахия, ныне Румыния) также обильно, и дешево все съестное. Обильна всем и Подольская земля.

Далее текст, входящий в абзац выше, но я решил его разделить по фразам. В оригинальном тексте фразы на тюркском повторены два раза подряд.

А Урус ерь тангрыдь сакласынь олло сакла! Русская земля да будет богом хранима; боже, сохрани!

Будоньяда мунукыбить ерь ектурнечик Урус ери бегьляри ("бейляри" - "бояре") окойтугиль. На этом свете нет страны, такой, как эта, хотя бояре Русской земли не добры.

Урус ерь ("Урусйери" - "Русская земля") абадань больсын, расткамь дареть. Олло, худо, бог, даньири. Да станет Русская земля благоустроенной, справедливости мало в ней. Боже, боже, боже, боже! В заключительной фразе слово "бог" повторено на четырех языках: арабском ("олло" - "аллах"), персидском ("худа"), русском ("бог") и тюркском ("данъири", "тангры").

Я думаю, что фраза записана не по-русски не случайно. Это "крик души" Афанасия в суровые времена. В критике власти бояр и несправедливого политического устройства на Руси лично я увидел пламенную любовь к Родине и патриотизм. Здесь и в помине нет риторики современного либерала, который никогда не признается в любви к "этой стране", в критике которого будет злорадство, а не боль. И еще. Интересно, что фразы о Русской земле Афанасий пишет сразу после упоминания Подолии - области по верхнему течению Днестра (города Хмельницкий, Винница, Тернополь, Каменец-Подольский) - отличный документ XV века для изучающих историю на Украине.   


Господи боже мой, на тебя уповаю, спаси меня, господи! Пути не знаю. И куда я пойду из Индостана: на Ормуз пойти, а из Ормуза на Хорасан - пути нет, и на Чагатай пути нет, и на Бахрейн пути нет, и на Йезд пути нет. Везде происходит булгак (смута). Князей везде прогнали. Мирза Джеханшах был убит Узуосанбеком (
Узун Хасаном). Султана Солтамусаить (Абу-Сеида) отравили. Узун Хасан сел было на Ширазе, но земля эта его не признала. А Едигерь Махмет (Ядигар Мухаммед) к нему не едет, опасается. А иного пути нет никуда. А на Мякъка (Мекку) пойти, значит обратиться в бусурманскую веру; ради веры христиане и не ходят в Мекку, так как там обращают в бусурманство. Жить же в Индостане - значит израсходовать все, что имеешь, так как у них все дорого: один я человек, но на день харчу идет на два с половиною алтына. А вина и сыты я не пивал.

Здесь стоит рассказать о геополитической обстановке того времени. Правитель "чернобаранных" туркмен ханства Кара-Коюнлу Джихан-шах (1436-1467), владевший Азербайджаном и Арменией, в 1458 г. стал править и западной частью Ирана.

Абу-Сейд в 1451-1459 годах правил Восточным Ираном и Хорасаном. Таким образом Абу-Сейд и Джихан-шах совместно правили Ираном. 

Узун Хасан
(1423-1478) - правитель "белобаранных" туркмен Ак-Койюнлу в 1467 г. дал сражение в Армении, разгромив в нем войска обоих лидерах Ирана, убив Джихан-шаха. В 1468 г. Абу-Сейд предпринял новый поход и в степях Афганистана был окружен войсками Узун Хасана и его союзника ширваншаха Фарруха Ясара, у которого побывал Афанасий Никитин за два года до этого, и голодом доведен до сдачи. Абу-Сейда не отравили. Его выдали юному тимуридскому царевичу Мухаммед-Ядигару, который обезглавил Абу-Сейда в 1469 г., после чего империя Тимуридов распалась. А новая - образовалась. В состав Ак-Коюнлу вошли территории Азербайджана и Армении, северо-западного Ирана, северная часть Курдистана и Ирака, иранские провинции Хузистан, Фарс и Керман. 

Меликтучар взял два индийских города, которые разбойничали по Индийскому морю. И захватил 7 князей и их казну: юк олмазу и яхонтов (вьюк алмазов и рубинов на спине животного), да 100 вьюков дорогого товара. А другого товара рать его захватила без числа. И стоял он под городом 2 года, а рати с ним было 200 тыс., да 100 слонов и 300 верблюдов. А пришел Меликтучар со своею ратью к Бидару на Курбан-байрам, по-русски на Петров день. И навстречу ему султан (бахманийский государь) послал 10 визирей за 10 ковов, а в кове по 10 верст. А с каждым визирем по 10 тыс. своей рати, да по 10 слонов в доспехах.

А у Меликтучара каждый день за стол садится по 500 человек. И с ним за его трапезой садится 3 визиря, а с визирем по 50 человек, да 100 человек присяжных бояр. У Меликтучара на конюшне 2 тыс. коней; да тысяча оседланных стоят готовыми день и ночь, да на конюшне же 100 слонов. Каждую ночь двор его стерегут 100 человек в доспехах, да 20 трубников и 10 литаврщиков, да по 2 человека бьют в 10 больших бубнов.

А Мызамльгылк (Низам-ал-мульк, один из военачальников бахманидского султана Мухаммед-шаха III), да Мекхан (Мелик-хан), да Фаратхань (Фархад-хан - вассал бахманийского султана) взяли 3 больших города, и рати с ними было своей 100 тыс. да 50 слонов. Да взяли каменья всякого дорогого огромное количество, и все то каменье, да яхонты, да алмазы скупили для Меликтучара. Он запретил мастерам продавать их купцам, которые пришли в город Бидар в Оспожин день (день Пресвятой Богородицы, 21 сентября).

Султан выезжает на потеху в четверг и во вторник, и с ним выезжают 3 визиря. А брат султанов выезжает в понедельник с матерью и сестрой. Да 2 тыс. женок выезжают на конях и на золотых носилках. Да коней перед ними простых 100 в золотых сбруях, да пеших с ними очень много, да 10 визирей, да 50 слонов в суконных попонах. А на слоне сидят по 4 человека голых, только плат на заду. Да голые пешие женки, и те воду за ними носят, пить и умываться, а один у другого воды не пьет.

Меликтучар выехал завоевывать индийцев с ратью своею из города Бидара в день памяти Ших Иладин (шейха Алаеддина), а по-русски на Покров Пресвятой Богородицы (14 октября), и рати с ним вышло 50 тыс. А султан послал своей рати 50 тыс., да с ним 3 визиря пошли, а с ними 30 тыс.; да пошли с ними 100 слонов, в доспехах и с городками, и на каждом слоне по 4 человека с пищалями. Меликтучар пошел завоевывать великое индийское княжение Виджаянагара.

А у Чюнедар Бинедарьского князя (Виджаянагарского) 300 слонов, да 100 тыс. своей рати, да коней у него 50 тыс. Султан (бахманийский Мухаммед-шах III) выехал из города Бидара в восьмой месяц после Великого дня, да с ним выехали 26 визирей бусурманских и 6 визирей индийских. А с султаном двора его выехали: 100 тыс. рати - конных людей, да 200 тыс. пеших, да 300 слонов, в доспехах и с городками, да 100 злых зверей, каждый с двумя цепями. А с братом султановым вышли со двора его: 100 тыс. конных, да 100 тыс. пеших людей, да 100 слонов, наряженных в доспехи. А за Мал-ханом (Мелик-ханом?) вышли двора его: 20 тыс. конных людей, да 60 тыс. пеших, да 20 слонов наряженных. А с Бедерханом (один из вассалов того же султана) и его братом вышли 30 тыс. конных людей, да 100 тыс. пеших, да 25 слонов наряженных с городками. А с Сул-ханом (?) вышли со двора его: 10 тыс. конных, да 20 тыс. пеших, да 10 слонов с городками. А с Везир-ханом (?) вышли 15 тыс. конных людей, да 30 тыс. пеших, да 15 слонов наряженных. А с Кутар-ханом (комендант крепости Бидара) вышли со двора его: 15 тыс. конных людей, да 40 тыс. пеших, да 10 слонов. Да с каждым визирем вышли по 10 тыс., а с иным и по 15 тыс. конных, да пеших по 20 тыс. А с индийским Авдономом (возможно, от греческого айтоубдо - "независимый правитель") вышли рати своей 40 тыс. конных людей, да пеших людей 100 тыс., да 40 слонов наряженных в доспехах, а на слоне по 4 человека с пищалями. А с султаном (правитель Виджаянагары) вышли 26 визирей, и с каждым визирем по 10 тыс. своей рати, да пеших по 20 тыс.; а с иным визирем 15 тыс. конных людей, да пеших 30 тыс. А у четырех великих индийских визирей рати своей по 40 тыс. конных людей, да пеших 100 тыс. И рассердился султан на индийцев, что мало вышло с ним; и он еще прибавил 20 тыс. пеших людей, 2 тыс. конных, да 20 слонов. Такова сила у султана индийского, бусурманского; Мухаммедова вера еще годится. А правую веру бог ведает, а правая вера - единого бога знать, имя его в чистоте призывать во всяком чистом месте.

В пятый же Великий день надумал я пойти на Русь. Из города Бидара вышел за месяц до бусурманского Ураза-байрама по вере Мухаммеда, пророка божия. А Великого дня христианского - Христова воскресения - не знаю, а говел с бусурманами в их заговенье и разговелся с ними. Великий день встретил в Кульбарге - от Бидара 20 ковов.

Султан же дошел до Меликтучара с ратью своею на 15-й день после Ураза-байрама, а все в Кульбарге. И война им не удалась, один город индийский взяли, а людей погибло много, да и казны истратили много. А индийский же наместник очень силен, и рати у него много, сидит на горе в
Биченегире. И город у него весьма велик, около него 3 рва, да сквозь него течет река. А по одну сторону города злая лесная женьгель (джунгли). По другую же сторону подошла долина весьма чудная местами и пригодная на все. На ту сторону прийти неоткуда, дорога сквозь город, и города взять неоткуда, подошла великая гора да деберь зла тикень (заросли колючего кустарника). Под городом стояла рать месяц, и люди умирали от безводья, и много людей погибло от голода да от безводицы. А на воду смотрят, да взять неоткуда. Город же индийский взял ходжа Меликтучар, а взял его силою, день и ночь бился с городом, 20 дней рать не пила, не ела, стояла под городом с пушками. А рати его погибло 5 тыс. отборных людей. И когда город взяли, то убили 20 тыс. мужского и женского поголовья, да 20 тыс. человек взрослых и малых взяли в плен. А продавали пленных по 10 денег за голову, а за иную по 5 денег, а ребят по 2 деньги. Казны же не было ничего. А большого города не взяли.

Хампи Матанга

Биченегир у Афанасия Никитина, Биджанагар у мусульман, Виджаянагар у индусов, сегодня деревня Хампи - огромный город в южной Индии на реке Тунгабхадре, столица большого индуистского феодального Виджаянагарского государства. Город основан в 1336 г. В течение более двух столетий играл огромную политическую и экономическую роль. Согласно описанию Абд ар-Раззака Самарканди, приезжавшего в Виджаянагар с дипломатическими поручениями от тимуридского султана Шахруха в 1442-1443 годах, город был окружен семью линиями крепостных стен. Подступы к первой внешней стене защищали огромные камни в рост человека, врытые в землю. Между первой и третьей стенами располагались предместья города с садами и полями. В пространстве между третьей и седьмой стенами располагались торговые и ремесленные кварталы с четырьмя главными базарами в виды крытых галерей. На базарах посла поразило обилие роз и других цветов. Около базара был дворец и ряд пышных зданий государственных учреждений. Целая улица была занята публичными домами, приносившими царю огромный доход, шедший на содержание 12 тыс. гвардейцев, каждый из которых получал жалованье, коня, раба-конюха и рабыню-наложницу. Город был прорезан множеством каналов. Королевский дворец находился в центре города за седьмой стеной. Послов правитель принимал в большом зале. Стены и потолок были украшены гирляндами листьев из золота. Царский трон был из чистого золота с драгоценными камнями. Король восседал на троне на подушке, обшитой жемчугом.

Хампи, Занана

Португалец Дуарте Барбоса также говорил о великолепии Виджаянагара, в котором всегда было множество приезжих купцов разных вер и народностей. Всякий индуист, мусульманин и христианин мог свободно исповедывать свою веру, а купцы пользовались защитой со стороны царя. Из Пегу (Мьянма) и Цейлона сюда привозили драгоценные камни, из Ормуза - жемчуг, из Китая и Египта - парчу и шелковые ткани, с Малабарского берега Индии - перец, и из мусульманских стран - ткани, кораллы, медь, ртуть, шафран, розовую воду и благовония. В обращении была золотая монета. От крайних южных до северных укреплений город растянулся на 20 км в длину, от западных до восточных - на 16 км. Внутренняя цитадель имела в длину 3 км, ширину - 2 км. Хотите посетить город на нашей экскурсии из Гоа? Здесь программа. Автор этого сайта будет гидом. 

Хампи, Занана

Государство Виджаянагар было образовано основателем династии Сангама того же имени, сыну которого Харихаре I предание приписывает основание его столицы. Государство стало могущественным при Харихара II (1377-1404), который впервые стал именовать себя независимым "махараджадхираджа" ("великим царем всех царей"), и успешно боролся с Бахманийским султанатом. К началу XV века его царство охватило всю населенную дравидийскими народностями Южную Индию. Дева Райя I (1406-1422) ничем особым не отметился. Дева Райя II (1423-1446) реорганизовал систему управления и войско, активизировал внешнюю торговлю. Оба короля терпели поражения от бахманидов. Однако, в трудные времена индийцы всегда откупались, не давая мусульманам проникнуть внутрь города, о чем упомянул Афанасий. Часто войны велись под предлогом "войны за веру", но в реальности за территории у Райчура с алмазными копями. Виджаянагар был богаче и сильнее Бахманидского султаната. 

Во время пребывания Афанасия Никитина в Индии царем Виджаянагара был Вирупакша II (1465-1485), последний царь из династии Сангама. Поход бахманийского султана Мухаммеда III, о котором упоминает Афанасий Никитин, окончился, по словам индийского историка иранского происхождения Феришты (1570-1620), взятием крепости Белгаума. Тогда вассал виджаянагарского царя Викрама-раджа подчинился султану. В 1526 г. Бахманийское государство распалось на мусульманские султанаты Бидара, Голконда, Биджапур и Ахмеднагар. Но ненависть к индуистскому королевству на юге и жажда наживы были столь сильны, что они объединили силы и разбили с помощью артиллерии превосходящие силы короля Рама Райи и опустошили столицу. Афанасий Никитин не добрался до Виджаянагары и пишет со слов других. 

Хампи, Хемакута

А от Кульбарги (Гулбарга) пошел до Кулура; в Кулуре (?) родится сердолик, и здесь его отделывают, а затем на весь свет оттуда развозят. В Кулуре же проживает 300 алмазников, шлифуют алмазы. И пробыл я здесь 5 месяцев и пошел отсюда в Голконду,  а тут весьма большой базар. А оттуда пошел к Кульбарге, а от Кульбарги пошел к шейху Алаеддину, а от шейха Алаеддина - к Камендрии (?), а от Камендрии - к Кынарясу (?), а от Кынаряса - к Сури (Сурат?), а от Сури пошел к Дабул - пристани великого Индийского моря.

Дабул же весьма большой город, и к нему съезжается все поморье Индийское и Ефиопское. И тут я, окаянный рабище бога вышнего, творца неба и земли, Афанасий, поразмыслил о христианской вере, о крещении Христове, об устроенных святыми отцами заговеньях и о заповедях апостольских и устремился умом пойти на Русь. И, сев в таву и сговорившись о корабельной плате, дал до Ормуза со своей головы 2 золотых.

А сел же я в Дабуле на корабль за 3 месяца до Великого дня, бусурманского заговенья. И плыл я в таве по морю месяц и не видел ничего. Только на другой месяц увидел горы Ефиопскыя (Эфиопское нагорье в Аденском заливе). И тут люди все воскликнули: "Боже, видно нашим головам суждено здесь погибнуть", а по-русски говорили: "Боже государю, боже, боже вышний, царю небесный, здесь ты судил нам погибнуть".


И в той Эфиопской земле был 5 дней. Божией благодатью зло не произошло, много роздали мы эфиопам рису, перцу, хлебов, и они суда не пограбили. А оттуда плыл 12 дней до Маската и в Маскате же встретил шестой Великий день. И плыл до Ормуза 9 дней и в Ормузе был 20 дней. Из Ормуза пошел к Лару и в Ларе был 3 дня. Из Лара пошел к Ширазу 12 дней, а в Ширазе был 7 дней. А из Шираза пошел в Эберку 15 дней (260 км), а в Эберку был 10 дней. А из Эберку пошел к Йезду 9 дней (150 км), а в Йезде был 8 дней. А из Йезда пошел к Испогань 5 дней (300 км), а в Испогани был 6 дней.

Йезд
Город Йезд в Иране сегодня; Афанасий Никитин посетил его на пути и туда и обратно 

Когда Афанасий Никитин находился в Иране с конца 1466 до начала 1469 г. обстановка была совсем другая. Во время его обратного путешествия в 1469 г. все иранские города, перечисленные ниже вошли в состав государства Ак-Коюнлу.

Шираз - главный город южноиранской области Парс (или Фарс), родины персов, персидского языка и иранской государственности. После арабского завоевания Шираз занял место древнего Истахра, прежней столицы.
Вместе с Тебризом и Гератом был одним из трех величайших городов Передней Азии. Долина Шираза славилась ровным, умеренно теплым климатом, обилием воды и прекрасными плодовыми садами и виноградниками. Особенно славился местный виноград сорта "мискали". Ширазское вино было предметом вывоза. Долина орошалась каналами и каризами, лучшим из которых считался кариз Рукнабад. Кроме плодов и роз, в долине возделывали пшеницу и хлопок. К западу от Шираза находилась долина, покрытая на протяжении 20 км сплошными плодовыми садами, описываемыми арабскими и персидскими географами как одно из четырех чудес мусульманского мира, наряду с садами районов Самарканда, Дамаска и Тебриза. Район мало пострадал от монгольского нашествия. В 1393 г. Шираз входил в состав державы Тимуридов, в 1452 г. - Туркменской Кара-Коюнлу. В XIII-XV веках был одним из крупнейших торговых и культурных центров в Иране. Город лежал на караванном пути, соединявшем Исфахан с побережьем Персидского залива. Почти вся торговля Ирана и Средней Азии с Индией велась через Шираз и Ормуз. Согласно венецианскому купцу Иосафату Барбаро (1414-1494), город с предместьями имел 20 миль в окружности, а по словам перса Хамдаллаха Казвини (1281-1349), - 12500 шагов.

Испогань, Эсфахан - сегодня третий по величине город в Иране после Тегерана и Мешхеда. Находится на высоте почти 1600 метров над уровнем моря, на равнине, окруженной горами. Упоминается еще у античных географов (Птолемей, II век). Пик величия город застал в X-XIII веках. По описанию Казвини, окружность городских стен равнялась 21 тыс. шагам, в городе было 44 квартала, много базаров, сотни мечетей, дервишеских обителей и медресе. По словам автора "Истории Эсфахана", составленной в 1329 г., город славился массовым производством хлопчатобумажных тканей высокого качества. Исфаханский округ насчитывал 800 больших и малых селений и изобиловал плодами. Лучшие в Иране дыни и другие плоды в сушеном виде вывозились в Индию и Малую Азию. Ибн Батута (в 30-е годы XIV века) пишет об исфаханских ремесленных корпорациях. В XIII-XIV веках в Эсфахане проходила классовая борьба между феодально-купеческой верхушкой и городскими низами под оболочкой религиозной борьбы между суннитами и шиитами. В 1387 г. Исфахан был занят войсками Тимура, который подавил восстание городских низов, вырезав 70 тыс. человек, воздвигнув башни из черепов убитых и разорив город. По словам Абд ар-Раззака, сын Тимура султан Шахрух в 1415 г. принял меры к возрождению города, уменьшив подати на 1/3 и раздав городским низам пособий на сумму 100 тыс. динаров. В 1452 г. город был опустошен Джехан-шахом Кара-Коюнлу, после чего находился в упадке до конца XVI века. По словам Барбаро, окружность стен Эсфахана с предместьями равнялась 10 милям, а жителей оставалось 50 тыс. душ. Контарини говорит об Исфахане как о большом и красивом городе, но отмечает печальное состояние сельской округи: весь путь от Тебриза до Эсфахана (24 дня пути) имел вид бесплодной равнины, только местами орошенной и обработанной. Вероятно, этим объяснялась отмеченная Контарини дороговизна жизненных припасов: кварт (21/2 ведра) вина стоил 3-4 червонца, верблюжий вьюк дров - 1 червонец, 7 штук кур - 1 червонец; прочие припасы были гораздо дороже, нежели в Италии. 

Йезд
Такие иранские пейзажи видел на своем пути Афанасий Никитин  

А из Испагани пошел к Кашану (190 км), а в Кашане был 5 дней. А из Кашана пошел к Куму (100 км). А из Кумы пошел в Саве (75 км). А из Саве пошел в Султанию (250 км). А из Султании пошел до Тавриза (350 км).

Кум, Ком - город в Иране. По словам Казвини, в 1340 г. город лежал в руинах после монгольского нашествия. Крепость города имела окружность 10 тыс. шагов. В Куме находится святилище шиитов - мавзолей Святой Фатимы, сестры восьмого шиитского имама Али Ризы (IX век). Жители города в XIII-XV веках считались ревностными шиитами. В 1474 г. Кум посетил Контарини, по словам которого, кумский рынок изобиловал всякого рода туземными произведениями и мелкими товарами. Торговля города обслуживала преимущественно местный рынок. По словам Барбаро, в городе было 20 тыс. домов, т. е. около 90 тыс. жителей.

Саве - город в Ираке Персидском, северном районе Ирана. В 1220 г. он был также разрушен монголами, которые сожгли библиотеку и астрономические инструменты. В XIV-XV веках город был невелик. Окружности производили хлопок, пшеницу и фиги (инжир), яблоки, айву, груши и гранаты.  


Султания, Сольтание - город в Ираке Персидском на высоте 1776 метров. Климат характеризуется холодной зимой и прохладным летом. Строительство города было начато монгольским правителем Ирана Аргун-ханом (1284-1291) и завершено в 1305 г. Олджейту-ханом. Последний основал здесь свою резиденцию из-за прекрасных пастбищ, служивших для летних кочевок монголов, а также будучи хорошим местом для охоты. В XIV веке Султания превратилась в крупнейший город провинции. Благодаря обилию купцов, население было космополитичным. В XIV веке сюда был даже назначен католический архиепископ. Окружность крепости Султании равнялась 30 тыс. шагам. 

Мавзолей Олджейту
Мечеть с гробницей Олджейту-хана, сооруженная в Султании в 1313 г. - один из лучших памятников иранского зодчества 

Султания представляла из себя транспортный узел караванных "царских дорог" с маршрутами:

  • на юг - Султания - Хамадан - Багдад - Мекка;
  • на восток - Султания - Рей - Верамин (сегодня район Тегерана) - Нишапур (отсюда пути расходились на Балх, Хорезм и Герат; 
  • на север - Султания - Ардебиль - Дербент;
  • на запад - Султания - Тебриз - Эрзерум - Эрзинджан - Сивас - Конья (в Малой Азии);
  • на юго-запад - Султания - Саве - Кум - Кашан - Исфахан - Йезд - Шираз - Киш.

Последним путем следовал домой из Индии Афанасий Никитин в 1472 г., добравшись до Султании из Ормуза за 60 дней (1460 км). От Султании до знакомого Баку оставалось 615 км, но он решает идти на Русь через Турцию. 

Сультания
Природа Султании не изменилась со времен когда здесь был Афанасий Никитин

В 1386 г. Султания была занята войсками Тимура. Сюда привозили пряности из Индии, шелк из Гиляна и Шемахи, шелковые, хлопковые ткани и тафту из Шираза, жемчуг из Ормуза, бумагу и крашеные бумажные ткани из Хорасана. Тимур назвал четыре селения под Самаркандом именами четырех величайших городов Передней Азии и одно из них - в честь Султании. До 1452 г. город находился под властью Тимуридов, а при туркменах Кара-Коюнлу утратил свое значение. Сегодня это иранская деревня.

Тавриз, Тебриз - город в Иранском Азербайджане на высоте 1300 метров. Двести лет был столицей различных государств: Хулагуидов (1265-1305), Джелаиридов (1340-1410), Кара-Коюнлу (1410-1468), Ак-Коюнлу (1468-1501) и первых Сефевидов (1502-1548). Во время посещения города русским путешественником численность населения Тебриза достигала 300 тыс. Город процветал, благодаря караванной дороге. С XIV века здесь действовали консульства Венеции и Генуи. Тебризские ремесленники славились всеми видами тканей, коврами, ювелирными, оружием, серебряными и железными изделиями. В XIII веке была построена крепость окружностью более 25 км. Город был опоясан кольцом садов, орошавшихся 900 каналами и подземными каризами. Виноград и абрикосы славились во всей Передней Азии. Сады считались лучше чем в Самарканде, Ширазе или Дамаске. Лучшими памятниками считаются мечеть Тадж-ад-дина Алишаха XIII века, мавзолей Газан-хана, обсерватория и школа светских наук, мечеть Устад Шагирда (1340 г.), Синяя мечеть XV века, медресе Насрийэ и крытый рынок Кайсарийэ. Большая часть этих памятников была разрушена в конце XVI века. Во время посещения Афанасия Никитина Тебриз был столицей туркменов Ак-Коюнлу. 

Бам
Так могли выглядеть иранские города во время путешествия Никитина; город Бам, построенный более 2500 лет назад; разрушен землетрясением в 2003 г. 


А из Тавриза пошел в Орду к Асанбегу. В Орде пробыл 10 дней, так как пути никуда не было.

Асанбег, Хасан-бек, Узун Хасан стоял во главе объединения туркменских племен Ак-Коюнлу. Царствовал в 1453-1478 годах. Б
ыл выдающимся полководцем и правителем. Вел упорную борьбу с османской Турцией (с султаном Мухаммедом, 1451-1481). Заключил союз с противником турков Венецией и пытался договориться даже с римским папой. Венецианское оружие помогло опустошить часть турецких владений в Малой Азии: города Сивас, Токат и Амасия, о чем пишет Афанасий далее. Но в 1473 г. Узун Хасан был разбит османскими турками при Терджане. Еще 5 лет вел кочевую жизнь и умер в Грузии. 

А на турьскав (турецкого султана Мухаммеда II (1451-1481) из династии Османов (1299-1924), завоевателя Константинополя, Сербии, Албании, Трапезунда, Афин, Карамана и Крыма) послал Хасан-бек рати своей 40 тыс., и взяли они Сивас (город известен выработкой шерсти) да и Токат (стратегически важный город при византийском и сельджукском владычестве, благодаря крепости Дазимон на скалевзяли и пожгли, Амасию взяли и пограбили там много сел. К этому времени Амасия, Сивас и Токат более 50 лет находились под властью Турции. И пошли воюя на Караман. А я из орды пошел к Арзинджану, а из Арзинджана пошел в Трапезунд.

И пришел в Трапезунд на Покров Святой Богородицы и Приснодевы Марии и пробыл в Трапезунде 5 дней.
 

Караман - туркменское государство в юго-восточной части Малой Азии, названное по имени правившей династии Карамап-оглу (1223-1487).

Арзинджан, Эрзинджан - город в восточной Анатолии в Турции.  

Трапезунд, Трабзон - город в Турции на южном побережье Черного моря. В XIII-XV веках был большим портом. После взятия Константинополя крестоносцами и распада Византийской империи в 1204 г. Трабзон стал центром Трапезундской империи, населенной православными греками и грузинами (династия Комнинов, 1204-1461). Их союз с туркменскими правителями Ак-Коюнлу в XV веке поддерживался брачными связями. Последний
трапезундский император Давид (1458-1461) сдал столицу Мухаммеду II. Узун Хасан не смог оказать помощь, так как боролся с Кара-Коюнлу. Афанасий Никитин прибыл в Трабзон через 11 лет после перехода города под власть Турции, когда большая часть города была необитаема, так как 2/3 христиан покинули город. Только ремесленникам-христианам было позволено остаться. Православная знать и крупное купечество переселились в Константинополь. Христианская молодежь была роздана турецким воинам в качестве рабов.

И, придя на корабль, сговорился о плате - дать со своей головы золотой до Кафы. А золотой я взял на пошлину, а отдать его в Кафе.  


Кафа - город и порт на юго-восточном берегу Крыма. Основан греками в античности как колония Милета. У греков был Феодосией. Кафой же он именовался в Европе и мусульманских странах. До 1230-х годов принадлежал Византии, затем перешел под власть Батыя, внука Чингиз-хана из Золотой Орды. В 1260-х куплена Генуэзской республикой и стала колонией Газарией, процветавшей вплоть до XV века. Ибн Батута говорит о Кафе как о порте мирового значения. В 1470 г. в городе проживало 80 тыс. человек - греки, итальянцы, армяне. Последние были вынуждены мигрировать в XV веке из-за притеснений кочевников Кара-Коюнлу. Татары жили на обособленной территории. Русские купцы приобретали здесь товары с Востока. С 1434 г. генуэзская колония платила дань крымскому хану. Через 3 года после посещения Феодосии Афанасием Никитиным в 1472 г. турки захватили южный берег Крыма. 

В Трапезунде же субыши и паша много зла ми учиниша. Хлам мой весь к собе взнесли в город на гору, да и обыскали все. Что мелочь была хорошая - всю выкрали, а искали грамот, так как пришел я из орды Хасан-бека.

Афанасий прибыл в Трабзон из туркменской державы Ак-Коюнлу, воевавшей с турками. Поэтому на границе офицеры были строги с ним.

Субыши, су-баши - в XIV-XV веках феодалы в османской Турции, наделенные полицейской властью над гражданским населением и руководившие небольшими вооруженными отрядами. Тюркское "су" означает "войско", а "баш" - "глава".  

Паша - произошло от слова "баш", "баш-ага" - "старший брат", или от татарского "баскак" - титул монгольских наместников в XIII-XIV веках, или от "пай-и шах" - "подножие шаха", или "падшах" - иранский титул независимого государя. В XV веке в Османском го­сударстве паша стал самым почетным титулом.  

Трабзон разделялся на нижний город у моря, где было сосредоточено торговое население, средний город с главной церковью "Богородицы Златоглавой", обращенной турками в мечеть, верхний город на горе, окруженной оврагами и скалистыми обрывами, с крепостью Юкары-хисар с госучреждениями внутри.

Божией милостью доплыл я до третьего моря, до Черного, а по-персидски Дория Стимъбольская (море Стамбульское). Плыл же морем по ветру 5 дней и доплыл до Вонады (мыс где-то на южном берегу Черного моря, к западу от Трабзона), но тут нас встретил сильный ветер с севера и вернул нас к Трабзону. И стояли мы в Платане (гавань где-то на южном берегу Черного моря) 15 дней из-за сильного и злого ветра. Из Платаны дважды выходили на море, но встречавший нас злой ветер не давал нам идти по морю. Олло ак, олло худо перводегерь (должно быть "аллаху хакк, аллах, худа перведгар", что значит "бог истина, бог, бог покровитель"),  боже истинный, боже покровитель! Потому что, кроме него, иного бога не знаем. И море, было, проплыл, да занесло нас к Балыкая, а оттуда к Тъкъръзоф (Гурзуфу на южном берегу Крыма) и стояли здесь 5 дней.

Балыкая, Балаклава - турецкое название города в Крыму. В античности здесь была греческая колония. Даже после монгольского нашествия оставался у греков, а в XIV веке отошел к генуэзцам. В 1433 г. восставшее греческое население изгнало их и передало Балаклаву соседнему греческому князю города Теодоро. В 1434 г. генуэзцы ненадолго вернули город, но потерпели поражение от крымского татарского хана Хаджи Герая. До прихода турок в 1475 г. Балаклавой управляли греки.  


Божиею милостью приплыл в Кафу за 9 дней до Филиппова заговенья. Боже, творец! Прошел я милостию божией три моря. Остальное бог знает, бог покровитель ведает. Дигырь худо доно, олло перводигирь доно, аминь (искаженное от "Диер худа данед, аллах перведигер дана, амин" - "Остальное бог ведает, бог покровитель, всеведущий, аминь"). Во имя бога милосердного и милостивого. Смилна рахмам рагым, олло акберь (искаженное от "Бисмиллахир-рахмани-р-рахими, аллаху акбар" - "Во имя бога милостивого милосердного, бог величайший"). Бог велик! Боже благий, господи благий, Иисус дух божий! Иса рухолло (от "Иса рух аллах" - "Иисус дух божий"; в исламе Иисус признается не воплощением бога, а одним из величайших пророков наряду с Адамом, Ноем, Авраамом, Моисеем, Мухаммедом). Мир тебе! Бог велик; нет бога, кроме Аллаха, творца. Слава богу, хвала богу! Во имя бога, милосердного и милостивого! Он есть бог, которому другого подобного нет, ведающий все тайное и явное; он милосерден и милостив; он бог, которому нет другого подобного; он царь, свет, мир, спаситель, попечитель, славен, могущ, велик, творец, зиждитель, изобразитель. Он разрешитель грехов, он и каратель; дарующий, питающий, прекращающий всякие затруднения; знающий, принимающий наши души; распростерший небо и землю, все сохраняющий; всевышний, возвышающий, низвергающий.

Афанасий закончил свои путевые записки "Хожения за три моря" молитвой, как и начал. В тюркском языке Афанасия были смешаны лексические и грамматические формы татарского (поволжского) и староузбекского (чагатайского) языков с примесью арабских и персидских слов и целых фраз. Никитин либо еще до путешествия в 1466-1472 годах бывал в татарских городах Поволжья, в также в Азербайджане и Иране, где был в ходу азербайджанский язык тоже тюркской природы, и усвоил разговорную форму языка. Либо Афанасий выучил тюркский язык на пути в Индию. У него было почти 2 года на это. В то время в Иране было много купцов и военных людей из Средней Азии (Чагатайской земли). Разговорным таджикским и персидским он также хорошо владел. Арабского языка Афанасий не знал и, по всей видимости, не пытался изучать, как и какой-либо из индо-арийских или дравидских языков. Это ему было не нужно, так как он вращался в мусульманской среде, где все значимые люди владели персидским и тюркскими языками, как родными, да и литературным языком индийских мусульман в то время был персидский. Надеюсь увлекательное чтение Вам понравилось и я в меру внес свои дополнения к запискам Афанасия Никтина "Хождение за три моря".  

Тверь т
Памятник Афанасию Никитину в Твери
 

"Хождение за три моря", 1 часть